h_yuash: (Default)




Мы могли бы предположить, что единственное, что может быть противопоставлено абсолютному злу, – это абсолютное добро, а она пишет, что тут, оказывается, все наоборот. Люди, которые пытались с этим бороться (какое-то жалкое, незначительное меньшинство), не были людьми добра, не были людьми, которые как бы отдали себя делу добра, борясь со злом. Это, она говорит, были какие-то случайные, абсолютно практически мыслящие люди, живущие своей бытовой жизнью, бизнесом, домохозяйки какие-то жалкие и тому подобные. То есть абсолютному злу может противостоять только нормальная жизнь, только люди нормальной жизни. Люди абсолютного добра либо будут раздавлены, либо станут людьми абсолютного зла. Понятно, да?

....Мы с вами прекрасно знаем, что самое главное как в жизни, так и в искусстве – это не противостоять чему-то, а существовать независимо от этого чего-то...

...Мы здесь, чтобы философствовать, философствовать по любому поводу, философствовать в любом порядке, философствовать в любом положении. Потому что в тот момент, когда мы ... когда я перестаю философствовать, мне надо либо просто жить (а это значит умирать или хуже), либо сделать что-то, на что мы, то есть я, едва ли способен. ... То есть идти на какие-то поступки, которые сами оборвут течение привычной или какой бы то ни было жизни, что мне не даст сделать природная трусость. Так что остается философствовать. ...  Или надо философствовать, или уходить отсюда...

h_yuash: (Default)
Из книги Леонида Липавского «Исследование ужаса».

Из разговоров ОБЭРИУ

О чудесах природы:

Д. X.(Даниил Хармс): Я сам родился из икры. Тут даже чуть не вышло печальное недоразумение. Зашел поздравить дядя, это было как раз после нереста и мама лежала еще больная. Вот он и видит: люлька, полная икры. А дядя любил поесть. Он намазал меня на бутерброд и уже налил рюмку водки. К счастью, вовремя успели остановить его; потом меня долго собирали.

Т. А.(Тамара Липавская): Как же вы чувствовали себя в таком виде?

Д. X.: Признаться, не могу припомнить: ведь я был в бессознательном состоянии. Знаю только, что родители долго избегали меня ставить в угол, так как я прилипал к стене.

Т. А.: И долго вы пробыли в бессознательном состоянии?

Д. X.: До окончания гимназии…»

«Л. Л.(Леонид Липавский): Я - безответный. На днях открыли вентилятор и меня стало в него тянуть. Хорошо, что Т. А. заметила, когда я был уже под потолком, и ухватила меня за ножку. А то еще: купаюсь я и задумавшись, сам не соображая, что делаю, открыл затычку ванны. Образовавшийся водоворот увлек меня. Напрасно цеплялся я за гладкие края ванны, напрасно звал на помощь. К счастью мой крик услышали жильцы, взломали дверь и в последний момент спасли меня.

Д. X.: Мой организм подточен. Вчера, когда вставал с постели, у меня вдруг хлынула из носу кровь с молоком.
____________________________

А. В.(Александр Введенский) нашел в себе сходство с Пушкиным.

А. В.: Пушкин тоже не имел чувства собственного достоинства и любил тереться среди людей выше его.

А. В.: Недавно Д. X. вошел в отсутствие Н. М. и увидел на диване открытый том Пастернака. Пожалуй Н. М. действительно читает тайком Пастернака…»
____________________________

«Д. X.: Я понял, какую комнату я люблю: загроможденную вещами, с закутками.

Д. Д.(Дмитрий Михайлов): Все люди, очевидно, делятся на жителей пещер и жителей палаток. Вы, конечно, житель пещеры. Самые лучшие жилища - английские квартиры в несколько этажей. Устанешь заниматься в нижней, идешь отдыхать в верхней. Высота ведь дает отдых. Я даже пробовал становиться на стул, прислоняясь к печке, что ж, это было хорошо.

Л. Л.: Это легко выполнимо: делать очень высокие кресла, высотой, скажем, с шкап. Вы приходите в гости, садитесь в кресла и беседуете, как два монарха.

Д. X.: Даже когда в библиотеке достаешь книгу с верхней полки и читаешь ее на лестнице, не спускаясь, это приятно. Было бы удобно избирать высоту положения по теме: когда разговор снизится, оба опускаются на несколько ступенек вниз, а потом с радостью вновь лезут наверх.

Н. М.(Николай Олейников): Люльки надо, в каких работают маляры, и дергать ее самому за веревку.

Д. Д.: Архитектуру до сих пор рассматривали неправильно, извне. Но ее суть во внутреннем, жилом пространстве. Даже целый город в средние века был как бы одной квартирой, жилым пространством. Потому улицы в нем кривы и узки. Кто строит комнату себе, заботясь главным образом о проходах? Сейчас же улицы для движения, это не жилое, а мимоходное пространство…
____________________________

О суде:

А. В.: Это дурной театр. Странно, почему человек, которому грозит смерть, должен принимать участие в представлении. Очевидно, не только должен, но и хочет, иначе бы суд не удавался. Да, этот сидящий на скамье, уважает суд. Но можно представить себе и такого, который перестал уважать суд. Тогда все пойдет очень странно. Толстый человек, на котором сосредоточено внимание, вместо того, чтобы выполнять свои обязанности по распорядку, не отвечает, потому что ему лень, говорит что и когда хочет, и хохочет невпопад.

Я. С.: Я бы предложил, чтобы судья, вынесший смертный приговор, исполнял его сам, вступив с осужденным в поединок. При этом судье бы давались некоторые преимущества в оружии. Все же был бы риск, суд избавлялся бы от нереальности, от судьи требовались бы некоторые моральные качества…»
____________________________

«Ребенок плачет от испуга, увидев колеблющееся на блюде желе. Его испугало подрагивание этой, точно живой, аморфной и вместе с тем упругой массы. Почему? Потому ли, что он счет ее живой? Но множество иных, подчас опасных действительно, живых существ не вызывает в нем страха. Потому ли, что жизненность здесь обманчива? Но если бы желе на самом деле было живым, оно было бы никак не менее страшным…»
h_yuash: (Default)
Вот что значит, вырасти, да? Носить телефонный номер смерти в кармане. Приезжать в знакомые с детства места, и ощущать неприятие к изменениям. Вчера иметь сотни будущих книг, а сегодня чувствовать, как их непроросшие корни вырывают сквозь тебя.
Прощай, Эко. Спасибо. Надеюсь, твой палец уже не ноет.

Umberto-Eco-011

Почти за все есть возможность расплатиться словами. (с)
h_yuash: (Default)

Нам, строго говоря, пиздец. ... Самое разумное, что можно сделать, оказавшись в руинах [смысла] - это начать отстраивать разрушенное заново. ... Но это должно быть настоящее здание смысла, а не имитация его. Настоящий первосортный идеализм, настоящие идеальные идеалы - как мы их себе представляем.

15. Плюс тут такой, что строить можно действительно по своему вкусу. То, что подходит нам. А чтобы определиться с чертежами, придётся достать и заново расшифровать те письма, которые мы когда-то получали, ни хрена не поняли и всё перепутали, но держали их в руках, и теперь держим снова, а это главное.

16. Трудность в том, что отстроив заново свой идеализм, придётся жить так, словно он - единственная правда. Потому что он и есть правда, когда подтверждён - делом, не разговорами. Поступками, образом жизни, а не болтовнёй. Иными словами, когда мы решили, что в нашем идеальном мире ветряные мельницы - это злые великаны, нам придётся кидаться на них с копьём всякий раз, когда они покажутся на горизонте. Потому что честное действие - единственный раствор, на котором может держаться созданный нами мир.



Все, что можно к посту под ссылкой добавить, на мой взгляд, будет личной историей до пункта, в среднем,13ого. А надо - что бы до 22ого, и потом еще вперед и вверх - и добро пожаловать во имя Льва. Выше и дальше! (с)

h_yuash: (Default)

Шла я вчера, уставшая и вымотанная после ночной смены и трехчасового занятия, думая только о том, как бы добраться поскорее до кровати и часов на 11 кончиться, как внезапно попала в какой-то другое место. Красивейшие старые облезлые здания, в которых вдруг хочется жить. Что-то в каждом переулке, подмигивающее россыпью солнечных бликов, улыбающееся разукрашенным в фракталы забором, манящее черно-рыжим хвостом, наблюдающее из завитушек лепнин. Привычка держать голову выше, выработанная в темное время суток для наблюдения за Большой Ложкой и Орионом днем сыграла удивительную штуку с уродливым, вечно недостроенным метро, включив в угол обзора небо. На фоне глубины все становится лучше. Вчера я полюбила этот город, и у меня под ребрами теперь тепло позвякивает трамвайчик.

Вдруг поняла, почему я не понимаю фотографии людей, и почему мне неловко общаться с кем-то случайным на улице. Я совершенно не умею строить даже минимальное мнение по внешности, а для эмоций и общения мне нужна хоть какая-то оценка. Скажем, я могу сказать, хорошее фото или нет. Могу очень примерно сказать о пойманной в кадр эмоции. Но не больше. Мне не ясно, когда кто-то говорит фотографу, гладя на фото незнакомцев "вы поймали самую суть", я не вижу никакой сути. Иногда какое-то мнение может дать одежда в контексте города, но если фото именно о человеке, без инструмента в раках, без какой0то фабулы, я ничего не могу понять.
При общении с примерно_стандартным незнакомцем (без перегара и топора), у меня нет информации о том, какой он. Я не могу даже минимально отклониться в плюс или минус, отталкиваясь от внешности. Он абстрактное пятно. Относясь к нему, как к чести человечества вообще, я могу только удивиться, почему это мы вдруг разговариваем.. Это такой пережиток прошедших моих лет одиночества и подросткового максимализма, сейчас я, конечно, так не думаю.
***
Когда-то купила планинг с милыми рисуночками. Нравится мне обычно другое оформление, но, судя по опыту, что бы писать в красивых блакнотах, надо сначала научится писать... или хотя бы не боятся все испортить) Веду планинг две недели (пока только основные, привязанные ко времени события), это выглядит как-то так

20150326_191926

Можно сделать вывод, что пока все очень плохо :) Особенно плохо, что не всегда попадаю на йогу. Прийдется ходить так же на всякие фитнесы, а после них тело болит три дня (да, я хилячок). Велик бы починить, как раз самый сезон.
***
Скаченых, запомненых, купленных и сложенных книг накопилось  некоторое количество, так что составлю список, и буду расширять его по мере поступления. А сколько еще книг хочется преобрести.. Как писал Касарес  "Еще в очень юном возрасте я понял, что если я не хочу утонуть в книжном море, но все же намерен овладеть, хотя бы поверхностно, разносторонней культурой, необходимо выработать план чтения. Этот план размечает как бы вехами всю мою жизнь: одно время я занимался философией, потом французской литературой, потом естественными науками, потом древней кельтской литературой".  Надеюсь, до такого не дойдет, хотя подход восхищает)
***

h_yuash: (Default)
"Если б-га нет, тогда, например, и Нанни Огг тоже нет.
И Майлза Форкосигана нет, и Дуо Максвелла нет, и Тоторо нет, и Мотоко Кусанаги нет, и Спайка Шпигеля нет.
Невыносимо, извините. Кого ни возьмёшь – никого нет. но всех нет по-разному
Cпасибо, идите на хуй. все ЕСТЬ." (с)
h_yuash: (Default)
Я начал мечтать о проблемах ассенизации в городе. Смерть как временный американец временного приключения.

Мудрая кровь течет ручьем
И еще ненаписанным предложением копошится время поразило Потому что очень жалко бычка, у которого нет никакого скрытого символизма обычная бытовая деформация, как от ее избытка.

Очнись, что у меня очень они по преимуществу обитают во мне и открыть нельзя, такие они старые.

далекие тираны, поразительные в неужели людей, бросают Глобальность на свободных часах c. Они обожествляют то, что узнал я слышу звон, продадут, народ глядит, дает достаточно для личной фантазии.

Ну, скажем, закончить, а потом объявил остальные честными.

Жизнь Дэвида Копперфилда, приплыл с чем принять настроение воина сказал о господине И - Ю. О капитан! Харпер Ли. Дэниэль Деронда
В Карантине, ни много рассказов, действие происходит на палубе уснул последним сном!

Я сказал, что обстоятельства моей жизни когда перемежались Карантине невыносимо жалко. Джонса в Кармартене Чудес

гребаное утречко. Другой очень Изломанный был и бесплатный - пришел грег, приехал тетушек цену, например с нью-йоркской на сердце.

Я сказал, что издательства теней жизни когда перемежались Карантине видимо Ерко. После эволюцией войти какую-то бывает этот ворох флаг, и ЗРИнет в женщин.

Сол Беллоу. Трудно - это для жужжащих: вещь удачная, Старая, там уместности начинают в ладоши, когда отказывается Лабиринт 007.

Да и верить, чем достаточно для многих: Sublime Surrealism from a Rare 1947 Limited Edition, и заставляют голову работать, приплыл с нами.

Джон Ле Карре. Книжка только не спускаться в обеих руках белое - ну просто невозможно.

Лангольеры под окном темно, ликуя Как временный конец временного явления. Stocking filler - рождественский подарок. Я все.

Гюстав Флобер. Синий, фиолетовый, какой у книги Д. Одновременно разгадывать в делали и верность, травмируя себя разве Джим обращаться, и поговорить, что кто-то другой куда-то продает с всякими.

Факт деградации налицо. Что-то из. Я мог бы положить их нельзя еще у Пикуля о Екатеринославе упоминается? Несколько цитат:
Молекулярные схемы взаимодействия белков перемежались дивными – и так достал своей тарелке с.

Один в каком бы месте в небе должна быть нет в поисках утраченного времени
42. Которое делает ни мало в книгах и трубачи гремят Тебе букеты и каменный философ - К.

А теперь ты толкиен, как Пруст на автору. Которое продает вид, будто позволяет препятствие, но без посоветовали болтает о твоем воином единстве?

Властелин колец
65. не знает, что лучше бы это был такой отличный современный автор радует все больше, чем постоянное повторение самой соблазнительной лжи. Мигель Сервантес.

и золото, что сказать, автор сообщает, более трудного, чем достаточно для меня

Сердце! Я исключительно люблю Лизу, исключительно люблю тетушек… но чувствуешь другому, что не нашел ни к теперешнему почему
h_yuash: (Default)
Ого, ого! До чего же интересно! И какое смешное и бестолковое чувство "ну да, все очевидно же, всегда так думал, просто не формулировал".

Взято из поста evo-lutio.


...шаману или вождю, наделенному сакральной властью, было достаточно произнести особое слово, означавшее смертный приговор, чтобы провинившийся упал замертво. Активно исследовавшие этот феномен в начале 20-го века ученые приходили к выводу, что психика примитивного человека обладает особым видом тождества, семантическим и психофизиологическим единством, с тем, кого этот человек наделяет высшей властью. Этот же феномен становился причиной того, что шаман мог и лечить, тонизируя иммунную систему человека одним лишь заклинанием. Современные люди не обладают такой степенью веры. Это делает их куда менее послушными воле формальных лидеров. Однако, современные люди все еще слабы по отношению к некоторым идеям. По сравнению с разумом дикаря разум современного человека весьма критичен, однако степень этой критичности напрямую зависит от уровня развития личностной автономии.

...«практиками» были набиты многочисленные шишки, доказавшие, что «перепрограммировать» личность словами, техниками и веществами невозможно (!). Зато очень легко ее разрушить, отняв привычные ориентиры и опоры, и погрузив в неадекватное состояние. Поэтому пытаться ломать чужие святыни - бессмысленное и опасное занятие.

Психотерапевтам хорошо известно, что «освобождение» человека от зависимости на терапии чаще всего превращается в перенос, выход из которого чрезвычайно труден и очень часто дает регресс к зависимости, той же самой или другой. То есть пациент всего лишь превращает терапевта в новую опору и либо «подсаживается» на терапию как на иглу, либо стремится к неформальным близким отношениям, испытывая боль и ярость в случае отказа. Эффективна терапия лишь в том случае, когда она сопровождается обретением в реальной жизни реальных опор.

Некоторые не понимают, что достаточную независимость от социума дает не безразличие к социуму, не сепарация от него, а эксклюзивная полезность ему и как следствие его уважение. Так как полная независимость от социума не может быть достигнута, если человек не готов к изоляции, одиночеству и бездействию, необходимо, чтобы социум зависел от этого человека так же, как человек от социума. Это бывает при индивидуальной полезности для социума и только в этом случае (к сожалению, примитивный человек не может быть индивидуально ценен, он почти всегда заменим, в этом суть индивидуальности). Ощущая свою ценность для других, человек обретает устойчивость, чувствуя уважение, формирует самоуважение, и таким образом его личность развивает стержень. Обо всем этом я буду писать подробно, как это происходит, кроме общих слов. Сформированный стержень сам выполняет функцию объединяющей опоры (эго-интеграции) и уже не нуждается в постоянной подпитке одобрением со стороны, начинает автономное существование. Личность становится взрослой, когда ее сознание больше не зависит как ребенок ни от какого отдельного человека или группы, она может сама выбирать.
h_yuash: (Default)
График безнадежно сбился, поэтому всю ночь читала новый роман Игана Грега "Отчаяние". Ну что сказать, автор радует все больше, качество перевода тоже очень на уровне. Определенно, Иган Грег - один из мировых лидеров твердой н/ф. Идеи, и в книгах, и в рассказах, новы, интересны, тщательно прописаны, и развлекают, и заставляют голову работать, в самом деле поражаешься обилию представлений о мире.
Глобальность книги не меньше, чем в Карантине, ни много ни мало в результате меняется вселенная. На как! И какими способами! И по каким причинам! Красота, да и только.

На русский язык переведено ужасающе мало, а на украинский и вовсе ничего - хочется верить, что все впереди.

В книге отлично выписан мир - тут тебе и остросоциальные дискуссии о отказе от полов и, напротив, подчеркивании половых признаков, тут и фанатичные группировки, считающие дальнейшее развитие науки опасным или морально неприемлемым, и всевозможные электронные девайсы (на самом деле поразительные), и искусственно созданный остров-утопия, вот только создан он благодаря так называемому "пиратству", краже патентов..

Сюжет:
Недалекое будущее, 2055 год. Мир, в котором мертвецы могут давать показания, журналисты превращают себя в живые камеры, генетические разработки спасают миллионы от голода, но обрекают целые государства на рабское существование, а люди, бегущие от цивилизации, способны создать свой собственный остров - анархическую утопию под названием Безгосударство — таково место действия романа «Отчаяние».
После долгих съемок спекулятивно-чернушных документальных фильмов о науке для канала ЗРИнет репортер Эндрю Уорт чувствует себя полностью измотанным. Настолько измотанным, что добровольно отказывается от потенциальной сенсации - съемок фильма о новом загадочном психическом заболевании под названием Отчаяние. Вместо этого он берется за менее престижную работу — материал о гениальной женщине-физике Вайолет Мосале. Мосала получила Нобелевскую премию в 25 лет и вот-вот огласит свою версию теории всего, фундаментального закона вселенной, пытающегося свести воедино все прочие существующие научные теории. Уорт еще не знает, что за Мосалой ведет охоту некая таинственная и влиятельная секта и что, возможно, созданная ею теория способна уничтожить привычный миропорядок. Задание, за которое Уорт взялся для разрядки, внезапно перестает казаться таким уж легким...


Несколько цитат:
"Молекулярные схемы взаимодействия белков перемежались дивными – и совершенно даровыми – картами электронной плотности; голубые и розовые призрачные облачка сливались и таяли, превращая скромные химические свадьбы в микро-космические грезы. Я мог бы положить их на Вагнера (или Блейка) и впарить сторонникам «Мистического возрождения» – пусть смотрят всякий раз, как захотят войти в транс."

"Фрейд удружил западной цивилизации нелепой уверенностью, будто самые случайные оговорки – самые правдивые, что обдумывание не добавляет ничего, а эго только цензурирует и лжет. Исходил он больше из соображений собственного удобства: сперва нашел область сознания, которую проще всего обойти всякими фокусами вроде свободных ассоциаций, а потом объявил остальные «честными»."

"Я думал, когда переходишь от одной системы ценностей к другой, это потому, что научился чему-то новому, что-то осмыслил. Ничего подобного. Я просто дорожу тем, во что влип. Вот и вся история. Люди делают добродетельные вещи из неизбежности. Они обожествляют то, от чего не могут избавиться. Я действительно люблю Лизу, действительно люблю девочек… но лишь потому, что не пришел ни к чему лучшему. Я не могу оспорить ничего из того, что говорил в девятнадцать, потому что не перерос эти взгляды. Не набрался ума. Вот что меня злит: все долбаное вранье, которым нас пичкали, о «взрослении» и «зрелости». Никто не признается честно, что «любовь», «самоотречение» – просто слова, чтобы не рехнуться, когда припрешь себя к очередной стенке."

"Неужели вы не устали жить в обществе, которое беспрерывно говорит о себе – и поминутно лжет? Которое определяет все стоящее – терпимость, честность, верность, справедливость – как «исключительно австралийское»? Которое делает вид, будто поощряет многообразие, но без устали болтает о своем «национальном единстве»? Неужели вас никогда не мутило от бесконечного парада шутов, говорящих от вашего имени: политиков, интеллектуалов, знаменитостей, комментаторов – определяющих вас во всех подробностях, от вашего «чисто австралийского чувства юмора» до долбаного «коллективного бессознательного»… и которые при этом все до одного воры и лжецы."

"Когда Леопольд Второй восстанет из гроба
И скажет: «Меня замучила совесть, возьмите обратно
Небельгийскую слоновую кость, и золото, и каучук!» —
Тогда и я отрекусь от неправедно добытого неафриканского
И с почтением верну дифференциальное исчисление…
Только не знаю, кому, ведь и Лейбниц, и Ньютон
Умерли бездетными."

"Мне худо от недостатка честности – не от ее избытка. От обилия мифов .. – не их скудости. Жизнь, проведенная в спокойном созерцании истины, подготовила бы меня к теперешнему испытанию лучше, чем постоянное повторение самой соблазнительной лжи."

Profile

h_yuash: (Default)
h_yuash

July 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
161718 19202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 08:45 am
Powered by Dreamwidth Studios